+7 3452 393-262
Тюмень, ул. Республики 252, офис 210

О нас

Ценности компании

Всё, что может быть понято неправильно, будет понято неправильно. Я не питаю иллюзий, что все поймут меня правильно. И я очень сильно рискую. Хотя бы тем, что, прочитав это многие решат, что «Гловацкий с тараканами». Но мужчина оценивается не по речам, а по результатам, и вы читаете эти слова потому, что я когда-то создал эту компанию, сохранил и поднял до нынешнего уровня, а не наоборот. Я хочу взаимодействовать со зрелыми, осознанными и ответственными людьми, поэтому я буду разговаривать именно на таком языке, я уверен, что рано или поздно мы научимся понимать друг друга. Я сам до сих пор ещё не всё понимаю, осознание приходит с годами, многое делается, казалось бы, интуитивно, но на самом деле — в соответствии с внутренней шкалой ценностей. И об этом сегодняшний разговор. О ценностях.

Репутация – наше всё.

Репутация идёт впереди нас. Мы ещё не вошли в кабинет, а за нас уже говорит наша репутация. Репутация — самое ценное, что есть у меня и у компании. Репутация компании неотделима от репутации каждого сотрудника, репутация сотрудника неотделима от репутации компании. Репутация зарабатывается годами, теряется в минуты и помнится десятилетиями. Сначала мы работаем на репутацию, потом репутация работает на нас. Каким образом принимаются решения в схожих ситуациях? Исходя из каких нормативных документов, каких регламентов, каких алгоритмов? Да ни из каких. Исключительно исходя из моей внутренней шкалы ценностей: что допустимо, а что нет, что правильно, что нет, что полезно, а что нет. И именно по этому принципу я выстроил систему управления в компании. Чтобы каждый человек сверялся при принятии решения со шкалой ценностей. И моя основная задача – сделать так, чтобы ценности каждого сотрудника соответствовали ценностям компании. И мы к этому придём. Не сразу, постепенно, через сложности и ошибки, но придём. Хотя и без приказов, регламентов, алгоритмов тоже не обойтись.

Традиции. «Здесь так принято».

Компании БИНГ через год = 30 лет. Мы старше Роснефти. Естественно, за эти годы сложились устойчивые и крепкие традиции, которые тоже служат основой для принятия решений и корпоративного поведения. Здесь принято быть честным (прежде всего с самим собой), здесь принято быть пунктуальным, здесь принято работать на результат, здесь принято защищать и поддерживать своих, здесь принято быть человеком. Любой новый сотрудник, попав в эту культуру, прежде всего считывает эти правила и через какое-то время начинает им следовать. В данном случае работает один из древних инстинктов: пока ты в племени, ты в безопасности, если тебя изгонят из племени – один ты погибнешь. Человек – животное социальное. Для меня нормы, правила и традиции, как понятия (в обоих смыслах) были раз и навсегда донесены в лихие 90 — е, когда один авторитетный (в обоих смыслах) человек мне сказал: «Саша, так не делается». Я быстро всё понял, тогда очень важно было быстро понимать. Естественно, у любых традиций есть хранитель. Сейчас это я, и я с радостью поделюсь этим знанием со всеми вами.

Команда. Один в поле не воин.

Организация — это люди. Без людей нет организации, без команды нет лидера. Один в поле не воин. Одиночки не выживают. Вместе победим. Я когда поступал в ВУЗ искренне считал, что буду работать с пробирками и реактивами. Дудки! С людьми пришлось работать. И мне это нравится. Мы все разные, все необычные, сложные и интересные. И у нас не принято сдавать своих. Если сотрудник «косячит», заказчик рвёт и мечет, требует выдать его голову, я выйду сам. Принесу извинения от лица компании, скажу, что это моя вина, я недоработал. С сотрудником я разберусь сам, внутри БИНГа, но наружу не выдам. Последнее дело, когда при общении с представителем организации он мне говорит: «Да я вообще не при чём! Это служба безопасности, которая никому не подчиняется во всём виновата! Или бухгалтерия или договорной отдел. Или того хлеще, программа, алгоритм бестелесный. Что вы от меня-то хотите?!». У нас так не делается. Если ты представитель компании БИНГ и ты общаешься с Заказчиком, с поставщиком или смежником – ты сейчас лицо компании. Когда уходят хорошие люди, мне грустно. Я помню всех, с самого 92-го года. Кто-то, уходил в самостоятельное плавание. Не все, правда, выплыли, но это другая история. Кто-то по семейным обстоятельствам. Кто-то в силу иных причин. Смотрю на фотографии, вспоминаю как работали, аж до слёз. Но существуют обстоятельства, которые мы не можем изменить и важно уметь их принять, и отпустить человека, с надеждой на его возвращение, даже если расставание было тяжёлым. Здесь умеют прощать. Здесь помогают другим. Здесь ценят команду.

Заказчик всегда прав. Никаких «если».

Точка. Никаких «если». Если заказчик не выполнил какие-то свои договорные обязательства: не предоставил доступ на объекты, не выдал исходные данные для расчетов, не сообщил об изменениях ситуации, виноват БИНГ. Почему? Потому, что не настоял. Сказать заказчику «вы сами виноваты» — жесточайшее табу. Если представителя заказчика не устраивает конкретный исполнитель работ, исполнитель заменяется, вне зависимости от причин недовольства. Даже если заказчик ведёт себя, мягко скажем, некорректно, с нарушением и договорных обязательств и правил делового этикета: требует выдать ему договорные отношения с третьими лицами с указанием всех сумм, пренебрегая понятием «коммерческая тайна», требует сообщить ему фамилии виновных в «выявленных нарушениях», требует выполнения работ, и соблюдения обязательств, не предусмотренных договором, важно уметь найти компромисс. Дипломатией, переговорами, компромиссами не подставить других своих Заказчиков, не сдать своих сотрудников и даже в убыток компании выполнить нужные Заказчику работы. Помните про репутацию? Вот это всё работает на неё, а она, в конечном итоге, работает на нас.

Ответственность – сестра репутации.

БИНГ всегда стремится выполнить полный цикл работ, насколько это предусмотрено техническим заданием и даже больше. От определения мест и типа врезки, отбора проб, доставки до анализа, обработки и оформления результатов. Это уменьшает вероятность любого типа сбоев и ошибок и позволяет полностью нести ответственность за результат. Все хотят работать с ответственным партнёром, всем нужна стабильность в этом нестабильном мире. БИНГ – ответственная компания.

БИНГ — сервисная компания.

Наш товар, та ценность для Заказчика, за которую он платит — это результаты анализов, результаты замеров, регламенты, отчёты. Нам платят не потому, что мы такие хорошие, а потому, что результаты нашей работы нужны заказчику. Недорогие и качественные, быстрые и удобные. И в этом нет ничего предосудительного. Часть нашей работы – в бензине, в асфальте, в пуговицах на нашей одежде, в тепле наших квартир. И это круто. От того, насколько хорошо мы оказываем услуги напрямую зависит наше благосостояние. Нам платят пока мы нужны и удобны. Как только появится кто-то лучше, удобнее, дешевле, быстрее, качественнее нас, нам платить перестанут. Офис компании БИНГ – такая же сервисная служба по отношению к лабораториям, как весь БИНГ по отношению к нефтяникам. Ценность (товар) производится непосредственно в лабораториях и отделе ОПИ, остальные отделы и службы нужны для обеспечения их работоспособности. Снабжение – для обеспечения материалами, логист – для транспорта, бухгалтерия – для обеспечения финансами, охрана труда – для безопасности, контроль качества и метролог для методического сопровождения и так далее. Даже директор БИНГа – это диспетчер, указаниям которого обязаны подчиняться, чтобы не произошло катастрофы.

Высокая самооценка — залог результата.

Как-то раз я услышал от сотрудника «мы маленькая и неизвестная компания, что вы от нас хотите?». В конечном итоге это приводит к снижению качества результатов работы. Для «маленькой и неизвестной» и так сойдёт. Маленькая?! Посмотрите на карту: 45 отметок. Штат 120 человек. Оборот 350 млн рублей в год и фонд оплаты труда 130 млн. БИНГ – уже давно не маленькая компания. И очень даже известная. Спросите любого нефтяника со стажем: о нас знают. И знают нас с положительной стороны, благодаря всё той же репутации. А от того, как мы сами будем относится к компании, в которой работаем, будет зависеть и репутация компании, и качество наших результатов, самооценка и самоуважение каждого из нас! Хотите быть «маленьким человеком в маленькой и неизвестной компании»? Будьте. Но не в БИНГе.

Сэкономил — значит заработал.

БИНГ – богатая компания. Но это не значит, что можно бездумно тратить деньги налево и направо. Издревле выживали в равных условиях те, кто мог получить результат, затратив меньше ресурсов. Каждый рубль, отданный на сторону – отдан из нашего с вами кармана. Время — деньги. Достижение результата за меньшее время автоматически приводит к экономии денег. За счёт аренды, амортизации, износа итд. Достижение результата меньшим количеством сотрудников также автоматически приводит к экономии денег. В целом, достижение результата с наименьшими затратами финансовых, временных, людских, материальных и прочих ресурсов ведёт к повышению нашего общего благосостояния. По Законам Паркинсона если предприятие отделывает себе крыльцо мрамором и бронзой – это мёртвое предприятие, значит оно не знает, как и куда вложить деньги в средства производства. По жизненному циклу Адизеса этап «мрамора и бронзы» называется «Аристократизм» и предшествует этапу «Закат». БИНГ покупает приборы, а не дубовые столы и кожаные кресла.

Волки, а не овцы. Охота, а не пастбище.

«Волка ноги кормят» — одна из поговорок Евгения Александровича Гловацкого. Так было со дня основания компании. Если мы обленимся, обрастём жирком и сами того не заметив, перейдем на подножный корм, останемся на своей полянке (тендерная площадка) и будем на ней пастись, максимум, выискивая травку посочнее, мы станем добычей молодых, голодных, зубастых и резвых, нас сожрут конкуренты. Я не хочу быть ничьей добычей, я сам хочу живой крови. Я не хочу быть главным бараном в стаде, я хочу быть вожаком волчьей стаи, где один за всех и все за одного. Где есть загонщики, сигнальщики, гончие и воины. Поднимаем головы, сбрасываем овечьи шкуры и идём на охоту. Каждый сотрудник, который принёс договор, идею, наводку, заказчика будет поощрён. Думайте, общайтесь с представителями Заказчиков, выясняйте их потребности и проблемы, предлагайте мне.

Мозги. Работать надо не по 8 часов, а головой.

Включайте мозги, думайте, анализируйте, подвергайте сомнению всё, всегда, везде. Даже, если ситуация, как вам кажется, проще некуда – подвергайте сомнению. Мы отличаемся от животных способностью критического, аналитического, системного и творческого мышления. Думайте, как выполнить задачу качественнее, быстрее, эффективнее. Руками работать проще и, как ни удивительно, легче. Но это не наш путь. Работать надо не по 8 и даже не по 12 часов, а головой. Больше всех в колхозе работала лошадь, но председателем она так и не стала.

Результат, а не процесс.

Пол грязный. «Я мыла!» — ответ технички. Её цель не мыть, а вымыть. Склад ограбили «Я охранял!» — ответ вахтёра. Его цель не охранять, а сохранить. Мы не технички и не вахтёры. Наша общая цель – не «делать», а «сделать». Чувствуете разницу? Да, та самая завершённая форма глагола. И мне не важно, что и как сторудники «делали». Мне важно, что сотрудники «сделали». Точно так же, как и сотрудникам не важно, что и как я «делал» для того, чтобы выплатить заработную плату. Сотрудникам важно выплачена она в срок и в объёме или нет. И это правильно.

Искренне ваш, Александр Гловацкий

НА ГЛАВНУЮ